Автор Тема: Имбридинг(что такое)  (Прочитано 3495 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

erna

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1473
  • Карма: +7/-0
  • Пол: Женский
Имбридинг(что такое)
« : 29 Ноября 2013, 11:29:01 »
Е. Цигельницкий

ИНБРИДИНГ
--------------------------------------------------------------------------------


Размножение собак отнюдь не тождественно их разведению. Для первого всего-то необходимы сука, кобель, минимальные познания о собаках и место в квартире. Второе подразумевает целенаправленную работу с породой, т.е. заводское собаководство. Увы, лишь ничтожная часть людей, гордо именуемых «заводчиками», на самом деле являются таковыми, если, конечно, речь идет не о простом увеличении числа потомков собак, качество которых обычно не поддается прогнозированию и контролю. В то же время, кинологический опыт, накопленный до революции — опыт помещичьих псарен, благодаря которым, в частности, мы сегодня можем восхищаться изяществом борзых — заслуживает пристального внимания и переосмысления. Нам предстоит заново «открыть» законы селекции, действующие на практике в течение веков и постараться дать им современное научное объяснение.
Общепринятый у нас подход к разведению собак не заключает в себе сколь-нибудь грамотной системы или программы. Всякая работа строится по принципу «от простого к сложному». Нет очевиднее и банальнее истины, что качество потомства непосредственно зависит от качества родителей и наследственных факторов. В связи с этим, далеко не каждая собака может произвести на свет хорошее потомство, что предполагает необходимость тщательного отбора и выбраковки собак.


При выборе племенного кобеля наиболее ценными считаются препотентные производители.

Препотентность — способность животного стойко передавать потомству характерные особенности, даже при спаривании с особями, не сходными с ним и отличающимися друг от друга. Как правило, хороший кобель обладает сильно выраженным половым типом, который выражается не только в его экстерьерных данных. Он должен быть активным, агрессивным в пределах естественной для породы нормы. Многие очень красивые, но вялые и бесхарактерные кобели оказываются малоценными производителями. С древних времен было подмечено, что «сильный» кобель должен иметь мощный, глубокий голос, без «гнуси» и слабости, обладать выраженным стремлением доминировать среди собратьев. Здесь заметим, что, согласно исследованиям зоологов, стремление животных к лидерству непосредственно связано с активностью эндокринной системы и, следовательно, имеет самое непосредственное отношение к функциям половой сферы.

Важным фактором полового отбора является привлекательность кандидатов в партнеры для представителей противоположного пола. При составлении пар практически невозможно найти идеальных партнеров. В связи с этим приходится иметь дело с реальными собаками, обычно имеющими те или иные недостатки с различной степенью выраженности. Опыт показывает, что, отбирая производителей, следует неукоснительно придерживаться следующего правила: ни в коем случае не вязать собак с недостатками по одному и тому же признаку, пусть даже и противоположного свойства. Не рекомендуется, к примеру, составлять пару из излишне высоконогих производителей (хотя такое вряд ли кому придет в голову), но так же нельзя спаривать высоконогую собаку и излишне приземистой: в первом случае все потомство будет однообразно высоконогим, во втором мы получим оба дефекта сразу и не исключены какие-нибудь еще нарушения пропорций. То же самое справедливо как по отношению к экстерьеру, так и темпераменту.
Если вы знаете за своей собакой какой-либо явный или скрытый недостаток, то ее потенциальный партнер должен быть не только от него свободен, но и передавать его отсутствие по наследству. Это правило сотни раз приводилось в различных книгах и пособиях по собаководству, но ему почему-то не всегда уделяют достаточное внимание в практическом разведении. При изучении будущих производителей обращают внимание на выставочные дипломы и родословные. Здесь уместен разговор о производителях и титулах, об их взаимосвязи, а точнее — о возможном отсутствии таковой многочисленные титулы оказывают поистине магическое воздействие на неокрепшие души неискушенных заводчиков. Однако гораздо важнее, если победы принадлежат не столько потенциальному партнеру, сколько его предкам и потомкам, так как это уже свидетельствует, что собака происходит из хорошей линии и не обязана своим успехом случайному стечению обстоятельств.


Точное прогнозирование наследуемых признаков возможно только тогда, когда достоверно известны механизмы их наследования и взаимодействия, а также есть полные генетические карты (схемы, на которых указаны абсолютно все гены) родительских форм. Механизмы наследования большинства признаков у собак изучены лишь на уровне гипотез, а генетические карты на каждую собаку составить при нынешнем состоянии науки нереально.
Существуют два метода, две стратегические программы разведения животных: инбридинг (родственное скрещивание) и аутбридинг (кросс) — скрещивание особей, не состоящих между собой в родстве. Оба метода применяются в собаководстве и взаимодополняют друг друга.


Отношение большинства отечественных любителей к обоим методам можно охарактеризовать как двойственное и непоследовательное. Еще совсем недавно инбридинг как метод разведения считался безусловным злом. Подобный взгляд сформировался в ту пору, когда генетика ходила в «продажных девках империализма», но заблуждения по поводу методов разведения и по сей день сильны в сознании неопытных собаководов.
На протяжении многих лет кинологический истеблишмент нашей страны состоял из стойких приверженцев аутбридинга. В последнее время интерес к инбридингу значительно возрос, но несмотря на декларативную поддержку метода немногие рискуют быть последовательными в его применении. Однако пытаться стабилизировать породный тип при помощи лишь кросса не менее проблематично, чем сделать лужу чище, наливая в нее воду из такой же соседней. Попытаемся понять, почему так происходит и откуда берутся многие предрассудки и заблуждения.


Что такое инбридинг?
Выделяют различные его формы:

1. Тесный инбридинг — скрещивание животных, находящихся в непосредственном кровном родстве (брат — сестра, отец — дочь, мать — сын I- II; II- II в родословной таблице).
2. Близкородственный инбридинг — скрещивание животных, находящихся в близком родстве (двоюродные браться и сестры, дядя и племянница, дедушка и внучка и т.п.; I- III; II- III; III- II в родословной таблице).
3. Умеренный инбридинг — скрещивание животных, имеющих общих предков в III- IV колене родословной таблицы.
4. отдаленный инбридинг — общие предки скрещиваемых животных находятся за пределами четырехколенной родословной таблицы (IV- V; V- V; IV- VI). Здесь заметим, что племенные собаки некоторых боевых пород, например, пит-були, должны иметь шестиколенную родословную.
Инбридинг, при котором в родословной потомства имеется пара или несколько общих предков, называются комплексным.


Все формы инбридинга с разной скоростью и интенсивностью способствуют переносу и концентрации одних и тех же генов из поколения в поколение. Как мы знаем, в конечном итоге такой процесс приводит к генетическому однообразию — гомозиготности получаемых потомков. Это не значит, что все потомство будет однородным, как раз наоборот, будут появляться отдельные щенки, в которых накопились рецессивные гены (гомозиготы по рецессивному признаку), т.е. те качества, которые никак не проявляли себя у родителей.
Идеалом во всех отношениях можно считать собаку, гомозиготную по всем признакам, соответствующим требованиям стандарта или представлениям соответствующего заводчика.
Такое животное, обладая идеальным экстерьером, будет передавать потомку генотип своих внешних данных в чистом виде, то есть без каких-либо скрытых качеств и признаков. К сожалению, шансы на получение подобных производителей ничтожно малы, но тем не менее именно такое животное теоретически может стать конечным продуктом инбридинга, и его потомство будет однообразно и стабильно.
Стремление вывести производителей, стабильно передающих свои выдающиеся качества потомству, естественно, присуще каждому заводчику. Вывести подобных собак не прибегая к инбридингу невозможно, поскольку с каждым кроссом генетическое разнообразие потомства увеличивается, и неопределенность наследственных качеств последующих поколений нарастает в геометрической прогрессии.
С другой стороны, когда заводчик делает инбридинг основным рабочим методом, спустя короткое время (часто значительно раньше, чем обнаружатся первые обнадеживающие результаты) он получает целый букет дефектов, пороков и уродств среди потомков внешне нормальных, здоровых производителей. В наших условиях дело кончается скандалом, ползут слухи о вырождении и инбредной депрессии, руководство клуба обвиняют во всех грехах и инбридинг зарывают в могилу. Такое поведение вообще-то присуще возбудимым детям, впадающим в истерику при виде сломанной игрушки, нежели взрослым людям, занимающимся таким серьезным делом, как селекция животных. Произнося, словно заклинание, магическое слово «вырождение», многие не пытаются понять, что стоит за этим явлением. На самом же деле происходит вот что: инбридинг сам по себе не создал гены, отвечающие за дефекты, он лишь сконцентрировал их в части потомков. А гены, как всякая материя, не возникают из ничего и не исчезают, они изначально присутствуют у производителей.


Инбридинг не вносит в генофонд ничего нового, он лишь способствует проявлению уже имеющегося, делает тайное явным. Вы не можете получить уродство или порок путем инбридинга, если обуславливающие отклонения гены отсутствуют у производителей. Собаки, содержащие в генотипе скрытые дефекты, при аутбридинге будут распространять их шире и дальше, причем от их проявления застраховаться не удастся: они «выскочат» при подходящем сочетании генов независимо от метода разведения. Инбридинг же, наоборот, позволяет выделить и сконцентрировать пороки и уродства в части потомков, выявить их и отсечь от полезного набора качеств путем жесткой и бескомпромиссной выбраковки. Только так выводят собак экстра-класса, и пусть необходимость отсева части щенков кому-то покажется жестокой, но все же лучше это делать сразу и сознательно, чем превращать поиск дефектов и «зловредных» генов в игру в жмурки, растянутую на годы и поколения.



сот.8919 956 96 72

erna

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1473
  • Карма: +7/-0
  • Пол: Женский
Re: Имбридинг(что такое)
« Ответ #1 : 29 Ноября 2013, 11:30:14 »
Инбридинг и кросс не изобретены человеком, поскольку давно известны в дикой природе. Эволюция и сохранение видов диких животных неразрывно связаны с взаимодействием и чередование способов размножения. Методом разведения в стабильной группе, занимающей конкретную территорию (ареал), является преимущественно инбридинг. И для стад копытных, и для хищников характерна ситуация, в которой более сильный самец спаривается с большим числом самок, принуждая менее сильных конкурентов держаться на отдалении. Часто его потомки женского пола, оставшиеся в стаде, спариваются с ним же.


Наиболее конкурентоспособные самцы, очевидно, передают свои «сильные» наследственные качества потомкам. Естественный отбор жесток и целесообразен: все лучшее, приспособленное, активное выживает и распространяется, а слабые, больные и уродливые особи либо быстро уничтожаются естественными врагами, либо почти не имеют шансов на продолжение рода. Как правило, место состарившегося патриарха занимают сильнейшие из его потомков, вынужденные в период расцвета отца-монополиста держаться на периферии группы и не участвовать в размножении. Так природа накапливает и консолидирует ценные для вида признаки до тех пор, пока изменения условий жизни, характера среды или конкурентоспособности ( «силы») генотипа не вызовет потребность в обогащении новой наследственной информацией. Проявляется это по разному: бескормица или изменение климата вызывают кочевку или распад группы с последующей встречей с самцами иного стада, которые бьют вожака и занимают его место; болезни, уносящие жизнь части поголовья, приводят к миграции чужаков на освободившуюся территорию группы; самец, изгнанный из чужой семьи, побеждает патриарха и занимает его место. Во всех случаях самые приспособленные и конкурентоспособные имеют и лучший генотип, поэтому кросс происходит сразу, как только в стаде (группе) появляются признаки наследуемой слабости — независимо от того, связаны ли они и изменением внешних факторов или таким нарастанием гомозиготности, которое ведет к инбредной депрессии. Хорошее передается из поколения в поколение в одной группе до тех пор, пока не столкнется с лучшим, перевешивающим чашу весов естественного отбора.


Аналогично разводились все породы домашних животных, так как человек, в своей сельскохозяйственной деятельности неукоснительно следовал методам природы, хотя критерии отбора были совершенно иными. Заменив естественный отбор искусственным, животноводы издревле пользовались инбридингом для закрепления полезных свойств и выщепления интересных рецессивных признаков, а гибридизацией и кроссом линий — с целью эксперимента, ведущего к получению новых пород и разновидностей животных.


Если представить породу как изолированную популяцию вида «собака домашняя», то заводскую линию можно рассматривать как стадо или группу. Следовательно, стратегию заводчика можно смоделировать аналогично действию отбора в дикой природе. Суть ее сводится к накоплению и консолидации как ценных и полезных свойств, так и нежелательных, требующих тщательной и жесткой отбраковки животных, несущих вредные и бесполезные наследственные качества. Методом служат различные формы инбридинга. Результатом же являются стабильность типа, накопление ценных признаков, получение животных, гомозиготных по интересующим качествам, то есть идеальных представителей породы и производителей, наследственность которых известна с высокой степенью вероятности.
Однако инбридинг не способен реализовать в потомках какие-либо новые качества, поэтому такая форма разведения эффективна и приемлема до тех пор, пока внешние условия не потребуют получения животных с другими качествами или пока не появятся признаки вымирания линии. В этом случае прибегают к кроссу. Производитель «со стороны» должен не только обладать нужными признаками, но и происходить из определенной линии с известной наследственностью. Для заводского собаководства, в отличие от дикой природы, этот момент крайне важен. Очевидно, что наличие признака ничего не говорит о его гомозиготности. Поэтому собака для кросса с неизвестным наследственным потенциалом может значительно дестабилизировать качество и тип потомства и вернет селекционера на исходный уровень племенной работы. Чтобы не терять завоеванных позиций и свести неизбежное при кроссе разнообразие потомства к минимуму, заводчику необходимо очень внимательно отнестись к выбору такого производителя и убедиться в том, что интересующие его качества собраны в нем путем продуманного линейного разведения, а не случайным стечением обстоятельств.


Иногда его величество случай может привести к поразительным результатам, но ни один здравомыслящий человек не будет во всем полагаться только на него, ведь противоположный эффект может перечеркнуть многие годы кропотливого труда.
Каким формам инбридинга отдать предпочтение и как спланировать разведение в питомнике? К сожалению, никто не может дать конкретных указаний по разведению, точное следование которым приведет к определенному результату. В связи с этим тактика собаководства требует интуитивного, творческого и оригинального подхода в каждом конкретном случае. Выбор форм и продолжительности инбредного разведения, определение сроков для кросса непосредственно зависят от средств заводчика и размера питомника, влияния моды, исходного наследственного потенциала родоначальника линии и его развития в потомках, племенной базы породы.
Я неоднократно упоминал такие понятия, как «вырождение» и инбредная депрессия». Очевидно, нельзя говорить о разведении и селекции животных без понимания процессов, стоящих за этими словами.
Прежде всего попытаемся разобраться, что такое «инбредная депрессия». В сознании многих заводчиков это понятие ассоциируется почти с любыми отрицательными проявлениями, сопутствующими инбридингу. Это и так и не так, поскольку сущность процесса заключается в появлении определенного числа потомков с нежелательными признаками. С точки зрения природы и человека ценность тех или иных признаков имеет противоположные знаки.
Качества, обуславливающие породность и декоративность, являются следствием инбредной депрессии с точки зрения природы и естественного отбора, в то время как человек, культивирующий эти признаки, считает проявлением инбредной депрессии пороки темперамента и экстерьера, уродства, понижение жизнестойкости и плодовитости. Как мы уже знаем из генетики, отрицательные признаки, наследуемые по доминантному типу, не могут быть скрыты, поскольку доминантные гены проявляются и у родителя и у потомка. Значит от внешне благополучных производителей можно получить неудовлетворительное потомство только в том случае, если его отрицательные свойства кодируются рецессивными генами. Рецессивные гены, в свою очередь, проявляются преимущественно в гомозиготном состоянии, то есть при отсутствии доминанта.


Следовательно, инбредную депрессию можно считать проявлением гомозиготности по нежелательным признакам. Инбридинг ведет к неизбирательному нарастанию гомозиготности, так как с увеличением числа генераций накапливаются и выделяются в чистом виде как ценные и полезные, так и отрицательные признаки. Бороться с инбредной депрессией нужно методом отбора и выбраковки при дальнейшем продолжении инбридинга, а не кроссом, «прячущим» вредные гены и никак не способствующим их выделению и удалению из генофонда породы путем выбраковки собак-носителей. Такое представление об инбредной депрессии в корне противоречит существующим в кругах любителей взглядам, тогда как именно инбридинг и отбор служат эффективным орудием в борьбе с вырождением при становлении линии.
Если согласиться, что лучшим способом победить инбредную депрессию следует считать дальнейшее инбредное разведение, то логическим выводом из такого положения вещей будет предположение, что вырождение — это химера, вымышленный процесс, не имеющий материальной основы в реальном мире. Иначе и быть может, ибо «вычистив» из генофонда линии все отрицательные гены, дальше ее можно бесконечно продолжать без каких-либо проблем с инбредной депрессией. Так ли это на самом деле? Одним из первых проблему раскрыл академик Н.П. Дубинин, которому многим обязано развитие теоретической генетики. Изучая генофонд популяций различных животных, ученый пришел к следующему утверждению: «С явлением огомозигочивания (увеличения числа гомозиготных особей) инбредных линий связаны факторы вырождения при инбридинге. Раньше этому явлению вырождения придавали фатальное значение, полагая, что оно имманентно присуще инбридингу. Однако теперь ясно, что линии ухудшаются, пока в них идут процессы последовательного накопления вредных рецессивных генов, переходящих в гомозиготное состояние. Когда же наступает более или иене выраженное завершение этого процесса, линии по своим свойствам становятся относительно константным и могут в таком устойчивом состоянии сохраняться длительно. Изменить генотип таких линий могут лишь накапливающиеся в них мутации. Многие линии при инбридинге гибнут, ибо в них в гомозиготное состояние переходят летальные гены». В последней фразе под «летальными» (смертельными) следует понимать такие гены, которые кодируют признаки, несовместимые с жизнью. Помимо безусловно гибельных для их гомозиготного носителя летальных генов, существует огромное количество полулетальных, в разной степени ограничивающих жизнеспособность, вызывающих уродства и нарушения жизнедеятельности. «Носители таких генов некоторое время живут, однако их наследственные дефекты дают о себе знать, и они преждевременно умирают. Имеются все переходы от летальных до нормальных генов. Совокупность всех генов, отвечающих за нежелательные свойства и признаки, объединяется понятием «генетический груз». Сюда входят не только летальные и полулетальные гены, но и мутации стерильности, так называемые сублетальные гены, то есть в какой-то мере понижающие жизнеспособность гомозигот, а также много мутаций, изменяющих морфологию, окраску, плодовитость, жизнеспособность, длительность жизни и другие особенности организма.


сот.8919 956 96 72

erna

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1473
  • Карма: +7/-0
  • Пол: Женский
Re: Имбридинг(что такое)
« Ответ #2 : 28 Марта 2016, 12:29:18 »

ЧИСТОПОРОДНОЕ РАЗВЕДЕНИЕ ИЛИ ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ.


 

  В минувшем 2008г произошло знаменательное для мировой кинологии событие – показ на канале ВВС документального фильма «Цена шоу». Фильм произвел эффект разорвавшейся бомбы, хотя подобные шокирующие материалы и раньше появлялись и на телевизионных экранах, и на страницах серьезных иностранных изданий, но, кажется, в этот раз  удар все же достиг цели и  теперь вряд ли получится продолжать делать вид, что  в современной кинологии «Все хорошо, прекрасная маркиза. Все хорошо, все хорошо…». Фильм активно обсуждался кинологической общественностью всего мира и, в общем и целом, у кинологов не нашлось серьезных возражений. Почти  все согласились с тем, что многое нужно менять, но….. в любых породах, кроме той, которой занимается данный собаковод лично. Что, увы, тоже было ожидаемо.

 

Так что же произошло с наукой о собаках - кинологией? Почему она вначале стала простой прислужницей шоу, а потом и вовсе произошла подмена,  и все стали считать, что эти самые выставочные шоу и есть  кинология? Да потому же, почему это происходит и во всех других областях человеческой деятельности - будь то политика, спорт или бизнес. Желание быть победителем, быть первым, лучшим, «сделать» конкурентов, утереть им нос  - это такой могучий инстинкт, что постепенно как-то становятся не важными средства достижения цели.

А цель современного заводчика – получение  как можно большего числа чемпионов и победителей престижных выставок,  и как высший идеал – победа на Чемпионатах Мира и Европы собак собственного разведения. Нет, нельзя сказать, что цель эта плоха и ничтожна.  Плохо то, что чаще всего это цель главная и единственная.  Проблема усугубляется еще и просто таки дремучим невежеством основной массы собаководов, что, впрочем, не мешает многим быть вполне  успешными заводчиками.

Как остроумно заметил когда-то известный в кинологических кругах генетик Лев Московкин: «Чтобы получать красивых собак, достаточно художественного чутья, а  знание генетики только мешает этому». И он абсолютно прав. Действительно, для того, чтобы твои собаки постоянно оказывались на высшей ступени пьедестала, достаточно иметь хороший вкус, чутье, талант. Никто не говорит, что это просто и доступно всякому, никто не говорит, что это легко. Заводчик вкладывает много труда и средств на приобретение собак в самых лучших питомниках, на вязки с самыми лучшими кобелями, на предвыставочную подготовку собак и на непосредственное участие в самих выставках. Такой заводчик должен не просто досконально знать стандарт, но и ориентироваться в последних веяниях моды и быстро перестраиваться на разведение наиболее востребованных породных типов. Но не так уж это и сложно, как иногда любят поважничать заводчики. Нет особых трудностей в том, чтобы освоить основные методы подбора племенных пар: вязать лучшее с лучшим и применять инбридинг. Даже те собаководы, которые пишут слово инбридинг со стандартной ошибкой, могут очень даже успешно пользоваться этим зоотехническим приемом. И это тоже не имеет никакого отношения к генетике, т.к. инбридинг применяется в животноводстве уже не одно столетие и не нужно иметь специальное образование для того, чтобы подобрать суке кобеля схожего по типу, имеющего в родословной общего выдающегося предка.

 

Этого всего вполне достаточно для того, чтобы разводить красивых собак, собак чемпионов, вот только….. к кинологии это имеет весьма отдаленное отношение. Собаки – это не цветы, красотой которых нам достаточно полюбоваться несколько дней, а потом, с вздохом сожаления, а то и без такового, выбросить букет в мусорное ведро. Собака живет рядом с нами десять и более лет, и качество этой жизни должно быть как можно более высоким. Увы, оказалось, что погоня за красотой не только не способствует благоденствию собак, но даже привела некоторые породы на грань катастрофы. Потому как для того, чтобы разводить здоровых собак «художественного чутья» явно недостаточно, а нужна как раз та самая генетика, с которой заводчики категорически дружить не желают.

При этом в отношении к собакам мы демонстрируем удивительную непоследовательность и даже лукавство. То, что мы считаем нежелательным для своего вида, мы легко и радостно признаем красивым и полезным у домашних животных. Когда речь идет об аномалиях развития у человека, все, даже малообразованные люди, отлично понимают, что мутации эти влияют не только на внешний вид, но также  несут целый комплекс нарушений в работе организма. Но, удивительное дело,  как только речь заходит о собаках, вдруг на всех находит некое состояние невменяемости. Любая информация от генетиков или ветеринаров о том, что существует связь между генетически обусловленным фенотипическим признаком и какой-то болезнью или аномалией развития, вызывает у большинства собаководов агрессивное отторжение.

- Все ложь, все неправда! Знать ничего не знаем, и знать не хотим!

 

Похоже, последняя фраза уже становится девизом современной кинологии.

Хотим мы того или нет, но большинство пород собак являются мутантами, так как свой оригинальный облик они получили благодаря мутациям  в определенных генах. На свою беду собака имеет уникально пластичный геном, что и позволяет человеку создавать такое великое разнообразие в рамках одного биологического вида. Правильно сказали английские журналисты -  занимаясь разведением собак, мы играем в Бога. Желание ощущать себя Творцом - это еще одна великая страсть, наряду с азартом, которая движет современными собаководами. Именно поэтому кинологическое движение имеет такой размах во всем мире, не в пример хотя бы фелинологическому. Хотя, казалось бы, кошка является более популярным домашним животным, гораздо удобнее в содержании, но… «королевство маловато, разгуляться негде»,  геном кошки не позволяет так радикально изменять ее облик.

Однако, и того богатства возможностей, которое предоставляет геном собак, селекционерам оказалось мало. Якобы совершенствуя облик любимой породы, заводчики, зачастую, переступают грань допустимого, утрируя определенные черты до безобразия и, фактически, превращая собак в потенциальных  и реальных инвалидов. Но, ни врожденные аномалии,  ни наличие общих проблем со здоровьем в породе никого не останавливает и не заставляет задуматься. Для собственного успокоения заводчики придумали замечательную отмазку

-         А у кого не бывает плембрака?

Вот только плембрак плембраку рознь! А для того, чтобы понимать - в чем разница, опять таки «художественного чутья» маловато будет. А потому, давайте на время забудем об эстетике и перейдем к скучной, но важной и нужной генетике.

Все врожденные проблемы у собак можно условно разбить на 3 группы.

1 К первой группе следует отнести пороки развития, связанные с нарушением корреляционных взаимосвязей между рядом генетических, биохимических и физиологических параметров организма. Проще говоря – это неудачное сочетание геномов двух родителей, которое приводит к появлению таких врожденных пороков как  крипторхизм, неполнозубость, нарушения прикуса, небольшие белые отметины в породах  со сплошным окрасом и пр.  Но при этом  геномы обоих родителей «чистые», т.е. не имеют вредных мутаций, на которые можно было бы возложить ответственность за вышеперечисленные аномалии.  Отличительной особенностью таких дефектов является то, что они встречаются абсолютно во всех породах, а также то, что они были всегда, они есть, и они будут всегда.  Исключать из разведения, если данный дефект противоречит стандарту, можно и нужно; бороться с этим – бессмысленная трата времени.  Это нужно принять как данность и не делать из таких случаев трагедии. А уж скандалы  и обвинения в  адрес заводчиков «не предвидевших» возможность рождения таких щенков, оскорбления и сомнения в генетической полноценности производителей «посмевших» произвести на свет щенка с подобным дефектом, должно стать дурным тоном в среде профессиональных собаководов, это как будто расписаться в собственной безграмотности.

Однако нельзя и наплевательски относится к появлению подобных дефектов в потомстве. Если, вдруг, какой-то производитель станет в пометах с разными партнерами  давать щенков с одним и тем же пороком, то это является серьезным  доказательством того, что в данном случае речь идет вовсе не о нарушении корреляционных связей, а о самой настоящей генетической мутации. Такого производителя необходимо исключить из разведения.

Также, если в помете сразу несколько щенков имеют означенные дефекты, либо у одного щенка целый букет оных, то это своеобразный сигнал заводчику, что племенная пара была подобрана неправильно. Не удивительно, что чаще всего такое бывает при близкородственных вязках. 

Нельзя так же забывать и о том, что в некоторых случаях крипторхизм и нарушение прикуса бывают не врожденными, а приобретенными.

 


сот.8919 956 96 72

erna

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1473
  • Карма: +7/-0
  • Пол: Женский
Re: Имбридинг(что такое)
« Ответ #3 : 28 Марта 2016, 12:31:10 »
2  Вторая категория – это наследственные болезни и аномалии, вызванные мутациями в определенных генах (прогрессирующая ретинальная атрофия – PRA; болезнь Виллебранда; синдром Эхлерса-Данлоса; гипотиреоз и мн.др.). На сегодняшний день уже найдены многие такие гены, и информация от генетиков продолжает поступать. Отличительной особенностью  дефектов этой группы является хорошо известный характер наследования. Вторая особенность – данные аномалии могут быть распространены в одной породе или в группе пород, но с легкостью могут перекочевать в любую другую породу в результате межпородного скрещивания. К сожалению, подобные вязки сейчас не редкость и не только коммерсанты-любители этим пробавляются, но и респектабельные заводчики, состоящие в кинологических организациях. Причина банальна – желание получить в породе новый экзотический окрас. Так как гены у нас пока еще с неба не сыплются, по щучьему велению, по заводчика хотению не мутируют, то заполучить ген желаемого окраса в ту породу, где его никогда не было или был, но безвозвратно утерян, можно лишь одним способом – вязкой с представителем другой породы, где такой окрас имеется. Далее стандартный набор действий, применяемых при вводном скрещивании, и вот уже через 2-3 поколения  заводчик представляет очередное «чудо» природы, естественно, со сфальсифицированной родословной, не задумываясь о том, какие проблемы такой «Троянский конь» может протащить в породу. Обязательно появляется группа поддержки, желающих раскрутить и узаконить новый окрас. Увы, иногда это удается. А спроси любителей экзотики

–        Откуда взяли то, чего у вас в породе не было?

Невинно хлопают ресницами и лопочут что-то типа

–         Моя твоя не понимай!

Будут ли такие заводчики любить генетику? Вряд ли!  Не может вор любить сыщика.

   

Многие генетические лаборатории уже делают анализы ДНК на носительство нежелательных генов. К сожалению, список  предлагаемых услуг пока на порядок меньше, чем генетических заболеваний  у собак, да и самих лабораторий маловато. Но это как раз то, что зависит от активности кинологических организаций и собаководов. Нужно вкладывать средства в научные исследования и в организацию тест-лабораторий, чтобы любой собаковод мог без излишних сложностей сделать необходимые анализы своим собакам. Возможно, даже следует вменить в обязанность всем национальным кинологическим организациям, входящим в состав FCI, организовать как минимум одну такую лабораторию в своей стране. При обязательном  тестировании можно не только забыть о некоторых заболевания, но, в перспективе, возможно и полное  избавление от мутантных аллелей. 

Во многих случаях, когда ген, отвечающий за то или иное генетическое заболевание, еще не найден, возможны клинические обследования собак. Конечно, это не такой радикальный метод как анализ ДНК и позволяет выявлять только уже заболевших собак, но все же лучше так чем ничего.

Так что современный заводчик должен знать, какие наследственные заболевания распространены в породе, тип их  наследования и методы тестирования. Кроме того, следует особо обращать внимание на новые, неизвестные до того в породе болезни и аномалии развития. В таких случаях следует, по возможности, попытаться  узнать первопричину. Может быть, предки собаки  не так уж чистопородны, как утверждает их родословная? А может это новая мутация? И тогда хорошо бы узнать - насколько она нова? Вот только сейчас у этой собаки впервые случилась или уже давненько в рецессивном  виде прячется в породе? А узнать об этом и начать как можно раньше борьбу с распространением аномалии в поголовье можно лишь в том случае, если заводчики перестанут бояться огласки, и будут делиться с коллегами любой тревожной информацией. В идеале – должны быть созданы базы данных по всем аномалиям, распространенным в породе.

 

 

3  В третьей группе болезни и аномалии, связанные с породообразующими мутациями. Так уж оно получается, что те самые мутации, которые изменяют облик собаки, делая ее не похожей на общего дикого предка, обязательно затрагивают целый комплекс проблем в организме животного. Выявить прямую зависимость между фенотипической особенностью породы и определенной, распространенной в породе аномалией бывает далеко не просто. Во-первых: это могут быть на первый взгляд совершенно не взаимосвязанные вещи. И нужно иметь достаточный багаж знаний в области генетики, биохимии, эмбриологии и физиологии, чтобы эту связь проследить. Или хотя бы минимальный уровень знаний в означенных науках, чтобы понять, когда такая связь уже кем-то  разъяснена. Даже в тех случаях, когда  связь двух различных признаков совершенно очевидна и проявляется в 100% случаев, например, отсутствие зубов у голых собак, и то многие собаководы стараются объяснить эту связь сцепленным характером наследования. Очевидно, полагая, что два мутантных гена расположились рядышком в хромосоме и так крепко обнялись друг с дружкой, что никаким кроссинговером их не разорвешь. В то время как оба признака появились благодаря мутации в одном гене, контролирующем на ранних стадиях эмбриогенеза пул стволовых клеток из которых образуются и мезенхима зубов, и фолликулы волос.

 

Во вторых: аномалии чаще всего проявляются лишь у части собак в поголовье, что сразу же трактуется  как отсутствие зависимости одного признака от другого. Кинологи в таких случаях относят аномалию на счет какого-то отдельного вредоносного гена и начинают вести активную борьбу с данным пороком в поголовье. Они борются и борются, потом еще очень долго борются. В конце концов, утерши  пот со лба, заявляют

-  Мы сто лет боролись с этим пороком в породе, мы исключали из разведения всех носителей этого признака, а дефектные щенки, как рождались раньше, так и продолжают рождаться по сей день. Наверное, это какой-то полигенный признак со сложным характером наследования.

 

Так и слышишь или читаешь между строк в таких заявлениях

- Мы сто лет носили воду в решете, но так  и не смогли хоть сколько-нибудь  наносить. Наверное, это вода с какой-то особо сложной структурой.

 

Вообще-то сто лет и даже пара десятков лет – это вполне достаточный срок для того, чтобы сообразить, что что-то идет не так. Остановиться, внимательно изучить строение решета и физические свойства воды и сразу все станет на свои места. А уж фраза  «полигенный признак со сложным характером наследования»  в кинологической среде стала сродни средневековому «научному» термину – «Происки Дьявола». И, как и в прежние времена, некоторые искренне верят в то, что это и есть научно обоснованный ответ на вопрос о природе  аномалии, на котором можно остановиться и не стараться копать дальше.

На самом деле, нет ничего удивительного и противоприродного в том, что комплекс симптомов, сопутствующих мутации в одном лишь гене достаточно обширен. Ведь белок, кодируемый этим геном, работает не в вакууме, а в тесном сотрудничестве с другими молекулярными клеточными структурами. И неправильная работа белка или вовсе нерабочее состояние, обязательно скажется на работе связанных с ним «контакт-партнеров». А также на работе структур, связанных с этими «контакт-партнерами» и так далее, на манер цепной реакции. «Зона поражения» будет зависеть от важности роли данного белка в организме.

Нет также ничего удивительного и в том, что разные организмы на одинаковую мутацию выдают свой оригинальный букет сопутствующих симптомов, да еще и с различной степенью проявления этих симптомов. Это опять таки связано с окружением этого белка, количественным и качественным составом «контакт-партнеров», который уникален в каждом организме.  Подбирая для разведения особей с хорошей компанией «контакт-партнеров» (или нейтрализующих вредное влияние мутантного белка, или хотя бы не усугубляющего это влияние)  заводчики могут получать достаточно высокий процент благополучных собак. Но решить проблему окончательно и бесповоротно, возможно лишь убрав первопричину – мутацию в гене-виновнике. Вот это как раз и является камнем преткновения, это то, что вызывает отторжение у собаководов, ведь убрав породообразующую мутацию, мы уничтожаем саму породу. Потому за всякими разговорами о внутрипородных проблемах  собаководам мерещатся невменяемые зеленые экстремисты, которые спят и видят - как уничтожить чистопородное разведение животных. Вот только позиция страуса, спрятавшего голову в песок и соблазнительно предоставившего одно место для пинка, не поможет справиться ни с экстремизмом, ни с реально существующими проблемами в собаководстве. Нужно перестать бояться генетики и слова «мутация», не терять сознание и не впадать в ярость, получая научно обоснованную, но очень неудобную для породы информацию и видеть за  этим только антирекламу породе и происки конкурентов. Не так уж страшны многие мутации и всякая порода, имеющая за плечами многовековую историю уже одним этим доказала свою жизнеспособность и завоевала право на существование. Однако следует обратить внимание и на то -  не подверглась ли в последние десятилетия порода радикальным изменениям? Декорирование: удлинение шерсти, облагороженные линии и углы конечностей и пр. не в счет. А вот если изменения эти касались утрирования тех самых признаков, вызванных мутациями: еще большее укорочение и так короткой морды, еще более выпученные и так выпуклые глаза, еще складчатее и без того сырой кожный покров,  или эти изменения антианатомичны, если можно так выразиться, как-то: чрезмерное спрямление углов, излишнее укорочение или удлинение корпуса и пр., то,  однозначно, нужно наводить порядок в стандарте и породе.  Это только на первый взгляд кажется страшно и больно. Многие породы переживали подобные пертурбации и не только все остались живы, но даже поимели от этого пользу. Например, в ряде миниатюрных пород были в свое время введены нижние допустимые пределы в размерах. Невзирая на мощное лобби дам, желающих иметь собачку, помещающуюся на ладошке, невзирая на до сих пор раздающиеся стоны некоторых заводчиков, разработчики стандартов проявили и беспримерное мужество (борьба с гламурными дамами – это вам не шутки!), и грамотность. Ведь карликовость – это далеко не безобидная генетическая аномалия и для всякого биологического вида существует свой физиологический предел в размерах, за который нельзя заступать безнаказанно. Еще один положительный пример: считавшееся некогда идеальным у такс соотношение длины туловища к высоте в холке 2 : 1, было достаточно резко ограничено  стандартом породы до 1,7-1,8 : 1.  Так как распространенная в породе дископатия позвоночника, является прямым следствием мутации вызывающей хондродистрофию (коротконогость), то было разумно убрать провоцирующий фактор – излишнюю растянутость туловища.

 

Первый и самый сложный шаг, который должны сделать собаководы  - это посмотреть правде в глаза:  если в породе есть специфические и непреодолимые годами селекции проблемы, то это прямое следствие породообразующих мутаций. И в первую очередь нужно набраться мужества заводчикам крупных пород и все-таки увидеть, наконец-то, совершенно очевидную связь дисплазии суставов с размерами и весом собак и скоростью роста щенков крупных пород. Признать, что рентгеновские тесты – это лишь бурная имитация борьбы с этой крайне неприятной аномалией. Та самая беготня с решетом.   

 

Второй шаг – составить нечто вроде каталога всех распространенных в породе проблем. Собрать генетиков, ветеринаров, биологов, заводчиков, знающих отлично анатомию своей породы и выделить из общей массы те проблемы, которые точно или предположительно связаны с размерами породы (карликовость, гигантизм), с окрасами или с  оригинальной анатомией породы (форма черепа, линия верха и пр.). При этом следует использовать информацию об аналогичных аномалиях  в других породах и других биологических видах, это иногда очень помогает правильно систематизировать данные.

 

 Третий шаг -  искать способы компенсации негативных факторов.  Во многих случаях оказывается достаточно правильного ухода и содержания, чтобы собаки с крайне неприятными на первый взгляд мутациями прожили долгую и счастливую жизнь. Голым собакам нужен правильный уход за кожей, брахиоцефалам - соблюдение температурного режима, крупным породам – правильное выращивание, таксам – отлично развитая мускулатура и т.д. К сожалению, на сегодняшний день степень информированности новых владельцев собак проблемных пород зависит исключительно от их желания заниматься самообразованием, а если таковое возникнет, то еще и от способности отличать зерна от плевел в огромном и достаточно мутном информационном потоке.  А ведь была еще в ДОСААФовские времена замечательная традиция – новому владельцу собаки выдавалась брошюрка с инструкцией по выращиванию щенка. И хотя это была универсальная инструкция, рассчитанная в основном на выращивание немецкой овчарки, все равно оттуда можно было почерпнуть массу полезных сведений. Хорошо было бы возродить эту традицию, но уже на более высоком качественном уровне. Такая инструкция должна быть написана группой профессионалов для каждой породы отдельно, с учетом всех ее особенностей и прилагаться к щенячьей карточке. Новичок должен быть проинформирован обо всех проблемах в породе, о том – что и как он должен делать, чтобы избежать этих проблем, какие тесты желательно или обязательно сделать собаке в будущем и пр. Сейчас эту информационную миссию несут на себе заводчики, но так как дело это добровольное и зависящее от межличностных отношений, а, кроме того, далеко не все заводчики сами обладают достаточным уровнем знаний, то результат, как говорится, налицо.

В тех же случаях, когда врожденные аномалии мало или вовсе не зависят от выращивания,  то нужно искать другие методы борьбы. Самый действенный метод - изменения в стандарте. Сейчас такие изменения готовятся во многих породах, и хорошо бы, чтобы  они были не косметического характера, а несли практическую пользу для здоровья собак. Однако, есть случаи, когда избавиться от проблемы можно разве что выплеснув вместе с водой и младенца. Взять хотя бы ту же дисплазию. Ну нельзя одним махом запретить все крупные породы!  Собака на сегодняшний день все еще остается пользовательным животным и крупные размеры обязательно нужны охранным собакам. Хотя главной причиной дисплазии является неправильное выращивание и несбалансированное кормление, но всегда будут случаи, когда, не смотря ни на какие усилия владельцев, так  и не получится избежать этой болезни. И не коварная мутация тому виной, а рассогласование двух процессов: скорости роста и способности организма переработать поступающие с пищей полезные вещества. Даже если собака будет получать идеально сбалансированный корм, но кости будут расти быстрее, чем организм поставляет все необходимые для этого «стройматериалы», то сустав не сможет сформироваться полноценно. Это обычное явление для гигантизма. 

И потому не констатацией фактов дисплазии нужно сейчас заниматься, а уделить больше внимания исследованиям  физиологических процессов в быстро растущем организме. Организовать контрольные группы в наиболее проблемных породах и отследить динамику роста от момента рождения до полового созревания при постоянном контроле биохимических показателей и мгновенным реагированием на любые отклонения от нормы необходимых микроэлементов и витаминов.  А затем посмотреть – насколько меньше случаев дисплазии будет в группе собак с идеально подобранным рационом и правильными физическими нагрузками, в сравнении со средним показателем в породе и проследить зависимость степени проявления аномалии от темпов роста щенка. Не исключено, что в результате таких исследований выяснится, что некоторые проблемные породы окажутся не такими уж и проблемными. Ну, а кому-то, может быть, придется признать, что гигантомания не такое уж невинное увлечение и привести свою любимую породу в более жизнеспособное состояние.

 

Возможно, кому-то покажется, что эта статья нацелена против заводчиков и призывает к очередному крестовому походу против них. Отнюдь нет! Наоборот, если вникнуть в суть проблемы, то получается, что современный заводчик стал заложником кинологии и, простите за грубость, козлом отпущения, не которого свалили все наследственные проблемы в собаководстве.  Вердикт – виновен всегда и во всем, вынесен заводчику окончательно и бесповоротно. Никого не интересует, каким образом заводчик может предотвратить рождение неполнозубого щенка или крипторха, как можно избежать генетического заболевания, если до сих пор нет возможности сделать необходимые тесты. И уж тем более безразлично - как заводчик исхитрится вывернуться в Прокрустовом ложе стандарта, чтобы избежать сопутствующих породе проблем. Даже если какой-то заводчик отлично понимает, каким образом окрас далматина связан с глухотой, то он все равно не сможет разводить собак с крупными врожденными пятнами, ибо стандарт не позволяет!  Не могут заводчики мастино или сенбернаров разводить некрупных и облегченных собак, ибо это будут непородные собаки, которые не получат допуск в племенное разведение, а заводчик станет посмешищем в глазах коллег. Нельзя разводить пекинесов с длинной мордой, нельзя разводить английских бульдогов с маленькой головой и многое, многое другое. Проще говоря – заводчику не позволено быть умнее стандарта. Но отвечать перед покупателем за все, что наворочали в стандарте, за медленное развитие науки и даже за те проблемы, в которых виновны лишь высшие силы, обязан заводчик. Ну, так оно ведь  трудно быть Богом. Хотя….может уже пришло время спуститься с небес на эту грешную землю и попробовать что-то изменить?

  Генетика и племенное разведение |
 
 

сот.8919 956 96 72